путешествие

Пещера открылась, как влюбленная женщина

Каркара
Пять машин рано утром 11 августа выехали из Алматы к неисследованному горному плато недалеко от поселка Кегень, в 315 километрах от южной столицы. По разбитой и размытой дождями дороге спелеологи и съемочная группа Центральноазиатского географического общества (ЦАГО) медленно, но верно продвигались к цели. Месяц назад в этот район на разведку уже выезжали несколько искателей пещер, тогда они определили примерную зону поиска “дыр”.
- Я точно знал, что там есть пещеры, и, когда мы вошли в первую из них, посчитал, что на этом экспедиция закончена, а наша задача выполнена полностью, - рассказывает спелеолог Александр ШАКАЛОВ. - Этого открытия мы ждали 25 лет. Владимир ТОЛМАЧЕВ совершенно четко рассчитал район поиска еще в 1982 году. Тогда он приехал ко мне, совсем еще молодому спелеологу, и мы, беседуя за “рюмкой чая”, определили, где надо искать. Тогда туда было невозможно попасть из-за приграничных проблем. Но в 1985 году мы все же снарядили экспедицию, прошерстили эту территорию. Я один район, Толмачев - другой. Владимир не дошел до карстов всего пять километров (кстати, плато, на котором нашли пещеры, в прошлом году назвали именем Толмачева. - О.А.). Ему просто не хватило сил. Место сложное - граница Казахстана, Киргизии и Китая. В связи с этим постоянно возникают проблемы.Это участники нынешней экспедиции ощутили и на себе. Приграничные приключения у них начались чуть ли не в самый первый день: не успели они толком разбить лагерь - а тут уже военные с автоматами наперевес.
- Мы расположились у реки Каркара, которая разделяет Киргизию и Казахстан, на киргизской стороне - просто из-за того, что там можно было нормально устроиться, - рассказывает участник экспедиции, редактор ЦАГО Даниил ГЛУМОВ. - У пограничников есть объездная дорога, которая только дураку будет незаметна. И не проехать по ней - грех. Но никому не пришло в голову ее перегородить. На границе есть свои “гонцы”, которые секут, есть ли люди в приграничной зоне. Нас заметили, и после этого киргизские пограничники стали нам угрожать: мол, устроим на вас облаву. Мы пытались лавировать между ними и все же делать свое дело - пещеры уже нас ждали.
Спелеологи привыкли полагаться на интуицию. Самые подробные карты и суперсовременные приборы не дадут стопроцентной гарантии, что пещеры есть. В этот раз они с точностью до полукилометра знали, где искать, - большая работа была проделана заранее. Правда, первую “дырку” нашли совершенно случайно: уж слишком показательно-пещерным было место. Глазу обывателя оно показалось бы совершенно непримечательным, а вот специалисты мимо не прошли.
- Тут же по рации я вызвал “быков” (так на спелеологическом сленге называют тех, кто раскапывает вход в пещеры. - О.А.), - говорит Александр Шакалов. - Они народ вредный и нудный: с пеной у рта роют землю и откатывают от входа в пещеру стокилограммовые валуны - бухтят, но копают. Эта процедура может занимать годы. А тут... Через два часа пещера нам открылась, как влюбленная женщина. Ситуация в спелеологии просто уникальная, наверное, этого действительно нужно было ждать 25 лет…
Но в конце-концов эту “дырку” спелеологи все-таки бросили, потому что впереди их ждала другая - та, ради которой они и приехали. Нашли желанную пещеру сходу. Удивления, восторга не было - только удовольствие от выполненной работы.
- Мы свистнули к пещере “быков”, они стали раскапывать, а все остальные ушли, - продолжает Александр. - Возвращаемся - в воронке никого нет, меня аж подкинуло: если “быки” бросили работу - значит, делать внутри нечего. И тут я слышу по рации мощный вопль Бори ПОПОВА: “Готовьте литр водки!”. Ну, думаю, если речь идет о литре, значит, открытие - ого-го…
Оказалось, они внутри. Пещера сдалась сразу: прошли 25 метров вглубь, вышли на галерею, зал, колодец. Название, ей, разумеется, еще не дали. Пройдет еще полгода, пока все устаканится в башке и появится что-то вразумительное.В лагере первооткрывателей ждала “группа тыла” - так они называют жен и детей, оставшихся на базе. Они незаменимы в любой экспедиции. Упахавшийся спелеолог после возвращения в лагерь уже ни на что не способен: а тут его разденут, разуют, накормят и напоят, но все же столь удачную экспедицию пришлось свернуть из-за проблем с погранцами. Чего от них ждать - никто не знал, а связываться, как говорят, себе дороже.
Сейчас спелеологам предстоит титаническая работа - открытие надо легализовать.Правила гласят: что не записано - того не было. Пещеры нужно отснять, чтобы заявить об их обнаружении. Это они рассчитывают сделать во время следующей экспедиции - недели через три. Пока готовят все необходимые документы и разрешения. И смакуют подробности недавнего приключения, подарившего географическому миру ценнейшее открытие - один из самых крупных на планете карстовых районов.

Оксана АКУЛОВА,
фото Владимира ЗАИКИНА и участников экспедиции,
Алматинская область
Общественно-политическая газета «Время»
21 августа 2007

http://www.time.kz/index.php?newsid=391

Назад